Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Экспертные мнения

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Эдуарду Успенскому 80 лет: Шапокляк — идеально сублимированное зло

22 декабря 2017, 15:00 UTC+3 Мильчин Константин
Эдуард Успенский, 2009 год

Эдуард Успенский, 2009 год

© Юрий Белинский/ТАСС
Автор
Мильчин Константин Константин Мильчин Константин Мильчин
литературный критик, главный редактор сайта gorky.media
Профайл автора

Эдуард Николаевич Успенский почти за полвека творчества придумал множество персонажей, которые теперь уже никогда не забудутся в народе. Константин Мильчин рассуждает о причинах успеха советского сказочника.

80 лет назад родился Эдуард Успенский, человек очень гениальный и очень вредный.

В условном соревновании на звание главного детского писателя России второй половины ХХ века у Успенского просто нет конкурентов. Нельзя жить в нашей стране и не знать придуманных им героев. Как раз по персонажам и идет зачет. Книги прочитываются и забываются, сюжеты тонут во времени, фразы и шутки, которые казались гениальными, растворяются. А вот герои остаются на века.

Два цикла Успенского оказались настоящими инкубаторами таких вечных персонажей. Это, конечно, Крокодил Гена с Чебурашкой и Старухой Шапокляк, а также целая банда простоквашинских героев: дядя Федор, кот Матроскин, пес Шарик, почтальон Печкин, да и сами папа с мамой дяди Федора.

Это, кстати, не все герои Успенского — есть еще некогда относительно популярные, но сейчас отошедшие на второй план Жаб Жабыч, девочка Вера с обезьянкой Анфисой, гарантийные человечки из одноименной книги, которые превратились в "Фиксиков", школьник Митя из повести "Вниз по волшебной реке", гениальная третьеклассница Маша Филипенко, разнообразные пионеры, юные милиционеры, Красная Рука и еще много кто. Но им всем далеко до Чебурашки и Простоквашина.​

Несколько особняком стоит Печкин, он как раз не перевертыш, а вполне узнаваемый персонаж. Он — хтонь, некая местная противоборствующая сила. Он — неприятный сосед, он — бюрократ, он — та форма власти, от которой нет помощи, а только проблемы

Можно долго разбирать причины популярности героев Успенского. Что Чебурашка — это такое бесконечно доброе, милое, ранимое и совершенное неприспособленное к жизни существо. А Крокодил Гена — для кого-то идеальный отец и старший брат — сильный, умный, отзывчивый, бывший десантник, на все руки мастер. И еще у него работа мечты — в зоопарке крокодилом.

То есть любой юный и не очень читатель мог вспомнить про свои детские мечты и поставить себя на место Чебурашки. Популярность персонажа за пределами России (в Японии о нем выпустили новый сериал) лишь подтверждает, насколько Успенский попал в точку. Отдельно, конечно, стоит отметить Шапокляк. Это прямо идеально сублимированное зло, бессмысленное и обаятельное одновременно.

Можно подобным же образом проанализировать цикл о Простоквашине. Там все перевернуто с ног на голову: избыточно взрослый мальчик, несколько инфантильные родители. Или, например, Матроскин. Коту по природе его положено все ломать, крушить и воровать еду. Кроме распугивания мышей, единственная от него польза заключается в том, что он просто есть и довольно милый.

Нельзя жить в нашей стране и не знать придуманных им героев. Как раз по персонажам и идет зачет. Книги прочитываются и забываются, сюжеты тонут во времени, фразы и шутки, которые казались гениальными, растворяются. А вот герои остаются на века

А у Успенского кот Матроскин, наоборот, хозяйственный, бережливый, обеспечивает дом молокопродуктами. Он — единственный серьезный персонаж во всем цикле, на кого можно положиться. И наоборот, в жизни псы полезны, а в книге Успенского толку от Шарика никакого. Его функция в основном в том, что он делает глупости, которые остальные герои должны исправлять.

Несколько особняком стоит Печкин, он как раз не перевертыш, а вполне узнаваемый персонаж. Он — хтонь, некая местная противоборствующая сила. Он — неприятный сосед, он — бюрократ, он — та форма власти, от которой нет помощи, а только проблемы. И в то же время Печкин — это надежда на то, что с хтонью можно договориться, потому что от главы к главе он добреет.

Как и положено настоящему гению, Эдуард Успенский — человек крайне разноплановый. Он не только автор сказок, но еще сценариев и пьес, инициатор создания теле- и радиопередач. Для тех, чье детство пришлось на восьмидесятые, Успенский — это вообще главный сказочник Советского Союза, чьих новых текстов ждали с таким же нетерпением, как, скажем, нового эпизода "Ну, погоди!"

Но вот незадача — все лучшие тексты Успенского написаны до 1991 года. Потом с ним что-то случилось. Появлялись новые сказки, например, о бизнесе крокодила Гены или о дяде Федоре в эпоху интернета. Но это было уже явно не то.

Успенский пытался объяснить устройство новой эпохи. Некоторые его тексты были даже похожи на экономические трактаты. Но не работало: простоквашинцы и Чебурашка с Геной были детьми внеденежных времен, где грузовики с кирпичами не покупались, а доставались у начальства, трактора ездили на супе, а мальчик мог написать письмо ученым, и они ему присылали искусственное солнце.

Подросшие дети все больше встречали фамилию Успенского не на обложках книг, а в газетных публикациях, где рассказывали про то, что сказочник судится за свои права на персонажей и их изображения из мультфильмов.

Но мы же помним только хорошее.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru
Поделиться